Спросить
Оставьте ваш вопрос и контакты ниже
Как вас зовут?
Куда ответить?
Чем могу помочь?
Намибийский эксперимент с безусловными денежными выплатами населению
Тезисы, итоги, мысли

~ 12 минут чтения
Читая "Leading from the Emerging Future: From Ego-System to Eco-System Economies", наткнулся на упоминание эксперимента, в рамках которого населению выплачивали безусловные гранты. Чем больше я о нем думал, тем больше он цеплял меня за живое. Разобравшись детальнее, обсудив с коллегами, решил сохранить материалы в виде отдельной статьи и попутно высказать пару своих личных выводов.

Текст ниже выстроен следующим образом. Сначала я перевожу и пересказываю суть эксперимента и его основные результаты, опираясь на официальный отчет, открыто опубликованный на сайте Centre for Public Impact. Затем кратко делюсь своими личными мыслями и выводами, родившимися в процессе изучения материалов.
Суть эксперимента
Отживеро-Омитара — небольшая деревня в Намибии.

С января 2008 года по декабрь 2009 года эта деревня стала первым местом, где провели эксперимент с безусловными денежными выплатами населению в форме базового гранта (Basic Income Grant, BIG).

BIG воплощает идею о том, что минимальный доход является универсальным человеческим правом. В течение двухлетнего эксперимента каждый житель Отживеро-Омитары, независимо от своего основного дохода, получал ежемесячный грант в размере 100 намибийских долларов (эквивалент 10 USD на конец 2008 года).

Намибия неспроста была выбрана местом проведения такого эксперимента. Около двух третей всех намибийцев живут за чертой бедности. Намибия один из мировых "лидеров" по неравномерному распределению доходов, отчасти это наследие эпохи колониализма и апартеида.

К чему же привел эксперимент с выплатами?
Результаты эксперимента
Спустя всего один год выплат безусловного гранта жителям Отживеро-Омитары, произошло следующее.
Питание и благосостояние

Недоедание среди детей сократилось с 42% до 10%.

Уровень бедности в семьях сократился с 70% до 16%.
Образование

До начала выплат BIG почти половина домохозяйств с детьми школьного возраста указывали, что их дети не посещают школу регулярно. Основными причинами они называли: финансовое положение, плохое состояние здоровья или отсутствие адекватного школьного питания.

Спустя год от начала эксперимента посещаемость школ выросла на 90%, потому что больше родителей смогли оплатить обучение своих детей.

Отчисление из школ снизилось с 30-40% до 0%. В начале 2009-го года группа выпускников местной школы впервые поступила в старшую школу в более крупном поселении.

Таким образом, BIG внес значительный положительный вклад в сферах образования и детского развития. И это произошло без какого-либо внешнего давления или навязанных условий распределения полученных денег. Люди сами решали, на что направят средства для своих детей.
Преступность

Уровень преступности — важный показатель социальных условий. Некоторые преступления носят экономический характер: незаконная охота, кражи и мошенничества. Другие преступления, такие как разбой, насилие, безрассудное вождение, злонамеренный ущерб имуществу и лжесвидетельство, носят более общий характер и могут быть не связаны напрямую с экономическими условиями.

Изменение в динамике неэкономических преступлений было статистически незначимым в течение рассматриваемого периода.

Однако данные полиции показали снижение уровня общей преступности на 36% с момента введения BIG. И это снижение произошло несмотря на значительную миграцию населения из других районов в Отживеро-Омитару.

Самые яркие изменения произошли в незаконной охоте и вторжении на частные территории — количество этих экономических преступлений упало на 95%. Кражи скота сократились на 43%, а другие кражи сократились почти на 20% за тот же период.

75% респондентов сообщили, что заметили улучшение криминальной ситуации с момента введения BIG.
Общее состояние здоровья

Клиника в Отживеро-Омитаре сообщила о пятикратном увеличении месячных доходов. Увеличение посещаемости клиники было вызвано не резким всплеском заболеваний или внезапной эпидемией, а тем, что люди стали обращаться за медицинской помощью по общим жалобам, которые рание они переносили самостоятельно, не будучи в состоянии оплатить лечение.

Вдобавок, введение выплат BIG уменьшило зависимость женщин от мужчин. У женщин появилось больше выбора и контроля в вопросах своей сексуальности, резко снизилась необходимость заниматься "транзакционным" сексом с целью заработать и выжить.

Вследствие одновременного улучшения питания, благосостояния и медицинского обслуживания, качество жизни в поселении значительно возросло.
Экономическая активность и доходы

С момента введения BIG занятость населения в возрасте 15 лет и старше выросла с 44% до 55%. Выплата безусловного гранта не привела к тому, что люди перестали работать. Наоборот, BIG увеличил вовлеченность и занятость на рынке труда.

Также значительно увеличилась доля накоплений и скорость выплаты по кредитам.

Грант позволил получателям увеличить свой активный заработок, в частности, путем создания собственного малого бизнеса, включая производство кирпича, выпечку хлеба и пошив одежды. Грант способствовал развитию местного рынка за счет увеличения покупательной способности домохозяйств.

Таким образом, получив небольшой источник гарантированного дохода, люди смогли увеличить продуктивность и доходность своего основного труда. Средний доход (без учета BIG) увеличился в среднем на 29% всего за один год. Это важный вывод, особенно в те времена, когда многие страны ищут способы стимулировать свое региональное экономическое развитие.
Реализация и долгосрочные экономические последствия
В зависимости от сочетания прямых и косвенных налоговых корректировок, стоимость реализации таких денежных грантов для всего населения Намибии составит от 2.2% до 3% ВВП страны.

Однако более важным, чем краткосрочная реализуемость, является вопрос долгосрочной жизнеспособности подобной системы выплат.

Каковы долгосрочные перспективы внедрения BIG в Намибии?

Международный опыт выплат социальных грантов свидетельствует об их положительном влиянии на благосостояние домашних хозяйств. Почти всю полученную сумму малообеспеченные домохозяйства тратят на питание, образование и транспорт, поддерживая тем самым долгосрочное благополучие семьи.

Социальные гранты увеличивают трудовую занятость населения. В частности, члены семей, получающих социальные гранты, с большей вероятностью находят работу, чем члены семей с сопоставимым доходом, но не получающие грантов. Не имея "подушки безопасности", последние не могут позволить себе рисковать немногими имеющимися ресурсами в тщетных поисках работы и постепенно попадают в ловушку нищеты.

Наоборот, социальные гранты, как правило, усиливают экономический рост и приводят к созданию новых рабочих мест, что еще больше повышает доступность трудоустройства, замыкая положительную обратную связь.

Более подробно долгосрочные экономические последствия рассматриваются в основном отчете об эксперименте в разделе "Section 3: A national Basic Income Grant".
Критика
Конечно, были люди, настроенные скептически, и они с самого начала критиковали этот эксперимент.

В основе полученной критики лежали два основных убеждения:
  1. Выплата безусловных грантов вредна для людей, потому что дает им права, но не добавляет ответственности;
  2. Бедные люди не способны разумно тратить полученные деньги.

Фактические данные, приведенные в пунктах выше, опровергают оба аргумента. Когда ответственность передали самим людям, то они самостоятельно выбрали местное самоуправление и, осознавая границы своей компетентности, выбрали доверенных консультантов из местного сообщества, с которыми советовались, как эффективнее использовать получаемые выплаты. Задача управленцев и консультантов заключалась не в том, чтобы принуждать и контролировать людей тратить деньги определенным образом, а в том, чтобы повысить осознанность в этом вопросе и предложить различные варианты. Дальше люди взяли развитие экономической деятельности в собственные руки.

Один из часто упоминаемых критических аргументов предполагал, что BIG будет потрачен на алкоголь.

Злоупотребление алкоголем действительно существует в Отживеро-Омитаре, как и во многих других поселениях в Намибии. BIG не смог решить эту проблему, но также нет никаких доказательств того, что BIG ее усугубил. Создание же местного самоуправления и активное обсуждение последствий злоупотребления алкоголем способствовали лучшему осознаванию проблемы внутри сообщества. Также местное сообщество самостоятельно приняло решение не продавать алкоголь в день выплаты гранта. Все это можно рассматривать как позитивные шаги в направлении решения проблемы.
Оговорка
Отдельно отмечу еще один момент, который кажется мне важным.

Грант не выдавали молча в приказном порядке. Со всеми участниками эксперимента подробно разговаривали, спрашивали их ожидания от эксперимента и возвращали им авторство и ответственность за их личные результаты. По определению безусловный универсальный денежный грант оставляет за получателем выбор, как распорядиться деньгами. Участники заранее понимали, что им доверяют, что они вольны распоряжаться деньгами в соответствии с их личными приоритетами и им не будут навязывать дополнительных условий и требований извне. Сообщество Отживеро-Омитары с самого начала ясно осознавало, что успех проекта зависит от них самих.

Как следствие, еще на этапе запуска проекта BIG, жители Отживеро-Омитары активно включились в подготовку и реализацию, причем это был органичный процесс, инициированный и поддерживаемый сообществом самостоятельно, без внешнего вмешательства и стимулов.
Мои выводы и мысли
Когда заходит разговор о финансовой свободе, часто слышу от клиентов и друзей отклик: "Ой, я привык(ла) жить от клиента до клиента или от зарплаты до зарплаты, а если у меня будет пассивный доход, то я обленюсь и перестану работать... Но мне важно профессиональное развитие!"

Хочу остановиться подробнее на этом отклике и посмотреть на него через призму описанных выше результатов намибийского эксперимента.

Первый встречный вопрос, который у меня возникает: почему, если человеку что-то важно, то он перестанет это делать, как только у него появится пассивный доход?

Результаты эксперимента показывают, что происходит, скорее, обратное. Когда у людей появляется минимальный гарантированный доход, достаточный, чтобы прокормиться, они начинают продуктивнее работать и могут браться за более рискованные (читай интересные и масштабные) долгосрочные проекты.

Мой скромный личный опыт согласуется с этими результатами. По мере того, как у меня рос "пассивный" доход, я стал позволять себе вкладываться в более интересные проекты независимо от их прибыльности. А начав заниматься более интересными вещами, я де-факто начал больше работать, потому что, [вот эта] тема ведь такая интересная, и [эта] тоже, и, ой, любопытно, а как [вот это] работает...

Далее. Интересно, откуда у нас появляется убеждение "как только получу пассивный доход — перестану работать"? Говорю "у нас", потому что тоже прожил с ним много лет.

Мне в нем слышатся нотки интернализированной позиции, будто работать человека заставляют преимущественно внешние стимулы в виде кнутов и пряников, а не осознаваемые личные смыслы.

Хочешь еду, одежду, развлечения (пряники)? Изволь работать. Не работаешь? Значит, в этом месяце тебя ждет диета и старая одежда, а отпуск откладывается (кнуты).

Сам я позицию кнута и пряника, скорее всего, впитал от родителей, которые, в свою очередь, росли в Москве в эпоху раннего российского капитализма, и, видимо, переняли структуру отношений из своих тогдашних рабочих коллективов.

Если же копнуть еще чуть дальше, то тема внутренних кнутов и пряников для меня перекликается с темой доверия. Если утрировать, то что же получается? Я настолько не доверяю себе в выборе приоритетов, что предпочитаю заранее лишить себя этого выбора и заставить себя работать посредством жестких внешних стимулов?

Здесь есть, о чем задуматься. На тему сознательного лишения себя выбора (что, кстати, идет вразрез с концепциями о рациональном экономическом поведении) видел исследования в области поведенческой экономики. Но зарываться в еще большие дебри в рамках этой статьи не хочу.

И наконец, крайняя мысль, которая у меня здесь возникает: стоит ли выплачивать такой BIG своим детям, когда/если они у меня будут? Что если это сделает их не раздолбаями (хотя и раздолбаи в мире нужны и важны), а эмоционально более здоровыми, осознанными, удовлетворенными и успешными людьми?

Конечно, важно помнить про системный подход, который был в намибийском эксперименте. Перед тем, как начать раздавать деньги, людям вернули ответственность за результаты, помогли прояснить свои приоритеты, они встречались на ненасильственные сверки по своим успехам и могли напрямую влиять на процесс.

В любом случае, знакомство с этим экспериментом дало мне изрядную пищу для размышлений и наблюдений. И теперь у меня есть стартовые мало-мальски научные данные, подтверждающие экосистемную полезность пассивного дохода на уровне всего общества. Надеюсь, постепенно найду и другие похожие эксперименты.

Здорово, что в мире есть инициативы, подобные BIG.
А я доволен, что сохранил у себя эту информацию.
Спасибо за внимание.

Если захотите обсудить или поделиться другими исследованиями на эту тему, пишите, я на связи.